sema_bu (sema_bu) wrote,
sema_bu
sema_bu

Categories:

Линия Сталина/ К 80-летию начала Великой Отечественной войны




22 июня 1941 года — одна из самых трагичных и страшных дат в нашей тысячелетней истории. На шестой день войны враг захватывает Минск, на восемнадцатый начинает штурм Смоленска. Разгром РККА в Приграничном сражении, тяжелейшие поражения в Смоленском и Киевском сражениях, Вяземский котёл. Захвачены колоссальные территории. Разгромлены армии и фронты, огромное количество солдат попало в плен. Таких потерь дотоле не знала история войн.

Шок и боль катастрофы лета 1941 года никуда не ушли, они и через 80 лет остаются в нас, потомках тех, кто принял этот удар, смог выстоять и победить. Как остаётся в нас и стремление понять, как такое могло случиться?

О причинах произошедшего написаны десятки глубоких книг и сотни статей, велись и ещё долго будут вестись жаркие научные споры. Однако нельзя не обратить внимание на то, что эту болезненную для народного сознания тему всё активнее начинает использовать "прогрессивная общественность" в своём неизбывном стремлении "десталинизировать", т.е. выхолостить Россию (причины, по которой эта публика всеми печёнками ненавидит Сталина, — разговор особый).

Раньше (в 80-е, 90-е и начале двухтысячных) они основной упор делали на теме репрессий. Выяснилось, что не работает. Популярность Сталина во всех слоях и возрастных группах из года в год только растёт. Поэтому они сменили тактику. Теперь борцы за "историческую правду", прекрасно знающие динамику социологических опросов, при обличении Сталина стараются в основном напирать на прагматизм. Внедрить в общественное сознание простой ответ на болезненный вопрос о причинах катастрофы лета 1941 года — во всём виноват Сталин. Либеральные историки, публицисты и журналисты буквально хлещут его по щекам — дал себя перед войной переиграть Гитлеру и чуть не погубил страну, для спасения которой народу пришлось пролить моря крови.



Страдания по "буферам"

Особенно любят десталинизаторы рассуждать о полном непонимании Сталиным роли буферных государств. Заняв в результате "сговора" с Гитлером (Пакт Молотова — Риббентропа) Прибалтику и "разделив" всё с тем же Гитлером Польшу, Сталин, якобы устранил буферы, делавшие невозможной германскую агрессию. Попробуй, напади на СССР, не имея общей с ним границы, да ещё и внезапно, — это же и ежу понятно.

Леонид Радзиховский так прямо и заявляет: "До нападения Германии на Польшу у СССР и Германии не было общей границы. Значит, никакая война СССР с Германией была невозможна".

Радзиховского "научно" подкрепляет Сергей Мироненко, многие годы возглавляющий Росархив и вписавший своё имя в историю потрясающим научным открытием — панфиловцев было вовсе не 28. Сей маститый научный муж прямо-таки "припечатывает" Сталина: "Латвия, Литва, Эстония, Польша — они были для нас фактически буферными государствами. Какими бы слабыми ни были у них армии, но они в случае агрессии обеспечили бы нам неделю, а то и две, и не было бы этого "внезапного нападения"".

Вслед за ними о Сталине, который ликвидировал буферы, отделявшие Германию от СССР, заголосили десятки и десятки диванных экспертов: вот, мол, она — прямая сталинская вина за катастрофу лета 1941 года.

А теперь давайте посмотрим, что писал в своих воспоминания генерал Гот, танки которого осенью 1941 года рвались к Москве. Оказывается, летом 1940 года на совещании с высшим генералитетом Гитлер изложил свой план кампании против СССР, в соответствии с которым "операции должны развиваться по двум направлениям: первое — на Киев (фланг примыкает к Днепру) и второе — через Прибалтику на Москву. После этого войска, наступающие с севера и юга, соединяются".



Как видим, Гитлер первоначально планировал удар на Москву из Прибалтики по кратчайшему направлению (условно, вдоль современной трассы Москва — Рига). И ему даже в голову не приходило, что Латвия с Литвой и Эстонией — это какой-то там "буфер", которые ещё надо несколько недель завоёвывать.

Как Советский Союз легко и без боя занял Прибалтику, так это сделала бы и Германия.

Никаким "буфером", даже в принципе, для Советского Союза не могла быть и Польша. Первоначально Гитлер воевать с Польшей не планировал. Он рассчитывал, что именно поляки обеспечат ему надёжный тыл на Востоке, необходимый для установления контроля над Западной Европой, а затем примут участие в совместном походе против СССР. Но для этого они должны были заключить с Рейхом союз, согласиться на передачу Германии Данцига и создать экстерриториальный коридор к нему.

Такой вариант был вполне реален, и никакой польский гонор помешать ему не мог. Польский историк Слабомир Дембский признаёт, что "по поводу Гданьска Польша соглашалась на устранение Лиги наций из Вольного города и готова была вести переговоры с Берлином в рамках двустороннего соглашения о будущем статусе этого города и по вопросу об "экстерриториальной автостраде". Польша была открыта для диалога с Гитлером, о чём свидетельствуют далеко идущие предложения министра Бека от 25 марта 1939 года".

Если бы немецкий сценарий войны воплотился в жизнь, то Польша была бы уже не "буфером", а трамплином для немецких войск и соучастником похода против Советского Союза.

Чемберлен этот план, крайне опасный не только для СССР, но и для Британии, сорвал с помощью "политики гарантий". Но и по английскому сценарию Польша не имела ни единого шанса стать "буфером". Политика гарантий была призвана не спасти Польшу, а бросить её под немецкий каток для того, чтобы вывести Третий рейх на ударные позиции в столь необходимой Британии советско-германской войне.



Даже если бы Гитлер после отказа поляков от союза в силу каких-либо причин осенью 1939 года отказался от нападения на Польшу, уклониться от войны ему всё равно бы не дала Британия. Она бы добилась того, что поляки сами напали бы на Третий рейх. А им, видимо, было обещано и гарантировано столько, что они бы это сделали. Показательны слова польского главнокомандующего, маршала Рыдз-Смиглого, произнесённые летом 1939 года: "Польша хочет войны с Германией, и Германия не сможет избежать её, даже если захочет".

Англии в 1939 году была абсолютно необходима война Германии с СССР, и как можно скорее. А для этого Польша должна была исчезнуть с карты Европы. Никакого кусочка, способного создать малейшую преграду немецкой агрессии ("буфера") возникнуть не могло. И бегство польского правительства тому наглядное подтверждение. Поэтому не Сталин ликвидировал польский "буфер", его ликвидировала Британия.

Соответственно, вопрос для Сталина, "не понимавшего значения буферных государств" в августе 1939 года стоял однозначно: или советско-германская граница, с которой стартует вермахт, пройдёт по старой советско-польской границе или она пройдёт на сотни километров дальше от Москвы.




Был ли выигрыш времени?

Как известно, советское руководство всегда утверждало, что все дипломатические усилия на германском направлении были потрачены на то, чтобы максимально оттянуть начало войны. Однако именно эта установка советского правительства на максимальное оттягивание войны с Германией в последнее время начинает преподноситься как наглядное доказательство полного непонимания Сталиным международной обстановки, обернувшееся катастрофой начала войны.

Слово профессору МГИМО М.М. Наринскому: "В свете новейших документов несостоятельным оказывается десятилетиями утверждавшийся советской пропагандой и историографией тезис о том, что договор (Договор о ненападении 1939 года) дал Советскому Союзу передышку, позволил оттянуть начало войны". Профессор, правда, признаёт, что есть "ещё и в наши дни" историки, находящиеся в плену отсталых представлений: "Так, М.Ю. Мягков утверждает, что договор "на какое-то время обеспечивал СССР гарантией от войны с Германией и её реальными и потенциальными союзниками". Но приговор М.М. Наринского неумолим: "Не существует никаких свидетельств того, что германское руководство планировало войну против СССР осенью 1939 года. Нацистский Рейх в тот момент не был готов к такой войне и всячески стремился её избежать".

Вот так, Сталин ради того, чтобы спасти страну от войны с Германией в 1939 году, пошёл на подписание пакта с нацистами, дал возможность Гитлеру разгромить Польшу и Францию, а Третий рейх, оказывается, на СССР нападать и не собирался вовсе. Ну, не "лох" ли товарищ Сталин, а его ещё пытаются представить великим правителем "земли русской". И этот тезис либеральная пропаганда пытается раскрутить по максимуму. Однако перед нами опять типичная ложь и "передёргивание".

Гитлер действительно не хотел в 1939 году войны с Советским Союзом. Именно поэтому он пошёл на максимально возможные уступки Москве, чтобы подписать Договор о ненападении и тем самым войны избежать. Война в 1939 году была бы катастрофой и для СССР, поэтому Сталин, в свою очередь, пошёл на максимально возможные уступки (свобода рук Рейха в Польше и на Западе), чтобы подписать Договор о ненападении.



Однако из того, что две страны не желали войны, не значит, что они не находились на её грани. Одно другому не противоречит. Более того, можно смело утверждать, что шансов избежать войны и у СССР, и у Германии почти не было. Война между ними была необходима Британской империи, гегемону тогдашнего мира, по сценарию которого этот самый мир неумолимо катился в войну.

Как уже говорилось выше, уйти от польской войны Британия Рейху возможности не оставила. А дальше должна была начать работать система "снежного кома". Две армии, заряженные взаимной ненавистью (антикоммунизм в вермахте и антифашизм в РККА) оказываются друг перед другом. Причём немцы занимают территории, которые СССР считает своими (Западная Белоруссия и Западная Украина) и которые населены соотечественниками ("русскими меньшинствами" Польши, по выражению Молотова). Поднеси спичку, и — взрыв.

Если к этому прибавить, что "взрыв" был жизненно необходим Великобритании с Францией, у каждой из которых в Польше имелась широко разветвлённая агентурная сеть, а у Британии ещё и в вермахте, то избежать неконтролируемого начала боевых действий между советскими и немецкими войсками было бы почти невозможно.

Показательно, что даже в условиях наличия Договора о ненападении и разграничения "сфер интересов" в сентябре 1939 года встречи советских и немецких войск в районе линий соприкосновения несколько раз перерастали в боевые действия. А что бы было при его отсутствии? Полный простор для британских профессиональных поджигателей войны с их многовековым опытом.



Например, не составило бы большого труда организовать кровавые экзекуции против русского населения занятых территорий, на которые Москва не могла бы не ответить. И даже если бы невероятными усилиями высшего руководства на территории Польши война не вспыхнула бы "сама собой", то у Британии ещё оставалась Прибалтика. Без Пакта, разграничившего сферы интересов Третьего рейха и СССР, после немецкого захвата Польши каждая из сторон просто обязана была бы ради собственной безопасности занять прибалтийские республики, т.е. на радость британцам столкнуться там друг с другом.

Заключив 23 августа 1939 года Договор о ненападении, — договор, которого с точки зрения английского здравого смысла не могло быть, потому что быть не могло ("противоестественный" по определению Черчилля), Сталин и Гитлер разорвали запущенную Британией цепь событий. Пакт Молотова — Риббентропа предотвратил казавшуюся неминуемой советско-германскую войну в 1939 году и дал СССР полтора года мира, столь необходимых Советскому Союзу для подготовки к будущему противостоянию с Третьим рейхом, а Германии — полтора года на ведение войны на Западе и на подготовку похода на Восток.

Выигрыш Третьего рейха

Ещё одно любимое в последнее время обвинение против Сталина — Гитлер за эти полтора года благодаря договору с Москвой смог многократно нарастить мощь вермахта, и именно поэтому столь сокрушительным оказался удар летом 1941 года. Следовательно, причина поражений — опять Сталин. Давайте разберёмся.




Как известно, Гитлер, узнав о подписании Пакта, пришёл в полный восторг. Некоторые даже утверждают, что он стучал кулаком в стену и кричал, что теперь весь мир у него в кармане. И надо признать, все основания для восторга у фюрера Третьего рейха были. Благодаря Пакту он смог вырваться из британской ловушки. Поставил под свой контроль континентальную Европу и из орудия британской политики (обречённого на уничтожение после выполнения отведённой ему Лондоном миссии в войне против СССР) превратился в самостоятельного игрока.

Рейх набрал такую мощь, что смог в 1941 году позволить себе поход против России, который в случае успеха, а в нём у немецкого руководства сомнений не было, открывал перспективу для сокрушения уже и Соединённых Штатов Америки. Воля Берлина, а не Лондона начала определять ход мировых событий. Третий рейх становился реальным претендентом на мировую гегемонию.

Страшный разгром Красной армии в Приграничном сражении, стремительное продвижение немецких войск на сотни километров вглубь советской территории летом сорок первого, казалось бы, самым наглядным образом свидетельствовали о том, что война в результате Пакта Молотова — Риббентропа начала развиваться по германскому сценарию. Как и утверждает проф. М.М. Наринский.

Однако триумф лета 1941-го сменился поражением под Москвой, а затем и Сталинградом. После чего "вдруг" оказалось, что сценарий войны определяется уже волей не Берлина, а волей Москвы, правда, в сочетании и взаимодействии с волей Вашингтона.

Несомненно, хребет вермахту ломала Красная Армия. Героизм и воинское мастерство наших отцов и дедов определяли исход войны. Но именно предвоенная дипломатия Сталина, ничего не понимавшего в международных отношениях (если верить прогрессивно мыслящим историкам и журналистам) создала условия для краха блицкрига в 41-м и разгрома немцев и их союзников под Сталинградом.



Провал блицкрига

Пакт предоставил Советскому Союзу возможность отодвинуть границу на Запад и время для подготовки к схватке с Третьим рейхом. Из того и другого Сталин смог "выжать" для страны всё возможное и невозможное.

Либеральные "витии" от журналистики, науки и политики любят обличать Сталина за "отсталое" геополитическое мышление, за его попытки обеспечить безопасность страны за счёт территориальных приобретений. Мол, всё, что удалось приобрести по Пакту, уже летом 1941-го было утеряно в считанные недели. Казалось бы, возразить нечего. Но при одном условии: если не учитывать динамику немецкого продвижения.

Такое исследование начального периода войны сделал известный советский и российский военачальник, в прошлом начальник Академии Генерального штаба ВС РФ, генерал-полковник В.С. Чечеватов. Результат красноречив: "СССР … "перенёс" границу на сотни километров на запад от Москвы, Киева, Минска, Ленинграда, что явилось одной из основных причин срыва плана "Барбаросса", рассчитанного на молниеносный первый удар. … До начала Смоленского сражения 10 июля 1941 года немецкие войска, наступая со средним темпом до 34 км в сутки, продвинулись в глубину СССР до 680 км, 10 сентября — к концу сражения — они углубились ещё до 250 км темпом до 3,7 км в сутки, а оставшиеся до Москвы 250 километров войска вермахта преодолевали с огромными потерями со средним темпом уже до 2,9 км в сутки. Если бы не вырванные у Гитлера 250–350 км пространства от старой границы СССР, Смоленское сражение по времени стало бы битвой за Москву со всеми вытекающими последствиями".



Отсюда вывод, который делает не "диванный стратег", а признанный и авторитетный военный специалист: "Гитлер ещё до начала боевых действий против СССР проиграл И.В. Сталину две самые важные стратегические операции — битву за Пространство и битву за Время, чем и обрёк себя на поражение уже в 1941 году".

Сразу возникает вопрос: а где именно Гитлер проиграл Сталину "битву за Пространство и битву за Время"? Полагаю, ответ очевиден — при подписании Пакта Молотова — Риббентропа. Признав, ради получения свободы рук в Польше и Западной Европе, постимперское пространство зоной интересов СССР, Гитлер тем самым обрёк на провал блицкриг 1941 года. В оправдание ему можно сказать только то, что Гитлеру и в голову не могло прийти, что Сталин сумеет превратить "зоны интересов" в форпосты советского государства. Впрочем, недооценка противника, когда речь заходит о России, извечная беда германских политиков.

Пакт и Сталинградская битва

Однако, даже потерпев поражение под Москвой, Третий рейх не смирился с неизбежным поражением. При том, что и ведущие немецкие генералы, и сам Гитлер ранее неоднократно говорили: победить СССР можно лишь одним ударом, блицкригом, и никак иначе. В 1942 году немцы доказали, что и они способны на невозможное. Выйдя к Сталинграду и на Кавказ, они чуть было не переломили ход войны в свою пользу.

Причин поражений Красной Армии в 42-м было немало. Одна из них в том, что армия, победившая под Москвой, оказалась буквально на "голодном пайке", а страна — на грани экономической катастрофы. Немцы к декабрю 1941 года заняли почти все крупнейшие промышленные центры государства к западу от Москвы. Валовая продукция промышленности СССР с июня по ноябрь 1941 года обрушилась в 2,1 раза. Так, например, в ноябре и декабре 1941 года народное хозяйство СССР не получило ни одной тонны угля из Донецкого и Подмосковного угольных бассейнов. Часть железнодорожного транспорта пришлось переводить на дрова.



Что позволило пережить этот экономический шок и к концу 1942-го года оснастить и вооружить части и соединения, разбившие врага под Сталинградом? Вышла на полную мощь промышленность востока СССР, заработали эвакуированные туда предприятия. Это всем хорошо известно. Менее известно то, какую роль во всём этом сыграла предвоенная сталинская дипломатия.

Пакт, оттянув войну с Германией, дал Советскому Союзу дополнительных полтора года мирной жизни. У нас много пишут и говорят о том, как за эти полтора года окрепла Германия, поставив себе на службу экономику практически всей континентальной Европы. Но "скромно" умалчивают о той поистине титанической работе, которая была проделана за эти полтора года в Советском Союзе.

Именно в это время разворачивается масштабная программа создания второй промышленной базы на востоке СССР. Разрабатываются детальные планы эвакуации промышленных предприятий из западных районов на Восток. В 1941 году были эвакуированы почти полторы тысячи крупных фабрик и заводов. Часто буквально из-под носа наступающего врага. Но чтобы это всё произошло — это должно было быть хорошо подготовлено. Чтобы заводы могли начать работать даже без крыши, кто-то заранее должен был определить место, в которое они попадут, и подвести к этому месту коммуникации (к вопросу о том, что Сталин собирался воевать малой кровью и на чужой территории).

Сама программа создания второй промышленной базы на Востоке страны начала осуществляться ещё до 1939 года. Это было одной из целей третьей пятилетки (1938–1942 гг.). Но полномасштабная работа по переводу народного хозяйства на военные рельсы, развитие восточной промышленной базы ударными темпами, создание заводов-дублёров на Востоке, подготовка планов эвакуации — всё это произошло именно в те последние полтора года "мирной передышки", которые обеспечил стране Пакт Молотова — Риббентропа.



Уже в четвёртом, "особом", квартале 1939 года был введён в действие мобилизационный план, предусматривавший перестройку деятельности промышленности, выделение более половины всех капиталовложений оборонным стройкам, в первую очередь, на Востоке. Такие же чрезвычайные экономические меры продолжались и в 1940-м, и 1941-м годах. Была начата подготовка к размещению военных заказов на предприятиях всех отраслей. А мы сейчас удивляемся, как это удалось быстро наладить в 1941–1942 годах выпуск военной продукции на фабриках детских игрушек или музыкальных инструментов.

Поэтому можно смело утверждать, что, заключив со Сталиным Договор о ненападении, Гитлер дал Сталину не только возможность вернуть территории, погубившие блицкриг, но и время, необходимое для подготовки экономики страны к войне. Что и позволило Советскому Союзу выдержать удар 1942 года.

Антигитлеровская коалиция

Среди обвинений, призванных возложить вину на Сталина за поражения лета 1941 года, заметное место занимают утверждения о том, что его провальная политика на германском направлении оттолкнула от СССР потенциальных союзников: США и Великобританию. Из-за Сталина советское государство оказалось один на один с объединённой Гитлером континентальной Европой. Только добрая воля и политическая мудрость Рузвельта и Черчилля позволили создать Антигитлеровскую коалицию.

Однако к реальности всё это не имеет никакого отношения. Стать союзниками СССР США и Британию вынудило изменение баланса сил в мире, вызванное дипломатией Сталина. Изменение, ставшее возможным в результате того, что Сталин предоставил Гитлеру "свободу рук" в Польше и Западной Европе. Это звучит страшно не политкорректно, но только разгром немцами Франции (нашего потенциального союзника, как нас уверяют) сделал возможным такой удивительный феномен, как Антигитлеровская коалиция. Враги СССР, вскормившие Гитлера для войны против СССР, превратились в союзников СССР.

Пакт позволил Гитлеру поставить под немецкий контроль всю континентальную Европу, создать возглавляемый Третьим рейхом Евросоюз. А это уже было способно изменить глобальную расстановку сил. Да, немецкий Евросоюз ещё не был в состоянии самостоятельно сокрушить Британскую империю и тем более Соединённые Штаты Америки. Но и они уже не были в состоянии самостоятельно сокрушить Третий рейх.

В случае же победы Германии над Советским Союзом Рейх получил бы такую мощь, что поражение Британской империи становилось неизбежным, а исход схватки с Америкой — трудно предсказуемым.

Единственной силой, которая могла остановить Третий рейх, возглавивший континентальную Европу, оказался Советский Союз. Без союза с ним шансы Лондона и Вашингтона на победу были минимальны, если не сказать призрачны.

Лондону и Вашингтону, готовившим Вторую мировую войну ради победы друг над другом (чужими руками) и ради уничтожения коммунистической России, не осталось ничего другого, как пойти на союз с Советским Союзом для спасения самих себя от того, кого они пытались использовать для собственных целей: Лондон — для сохранения британской гегемонии, Вашингтон — для её обретения.

Что дало создание Антигитлеровской коалиции СССР? "Ленд-лиз" и второй фронт. Глупо спорить, помощь союзников помогла как минимум на год приблизить Победу и спасла миллионы жизней советских людей.



***

Подведём итог. Предвоенная сталинская дипломатия не позволила Британии спровоцировать советско-германскую войну в 1939 году. Пакт дал возможность СССР в 1940 году вернуть утраченные после революции территории и тем самым увеличить глубину стратегической обороны на западном направлении. Это сыграло ключевую роль в провале блицкрига. Позволило выдержать удар 1941 года.

За полтора года "мирной передышки", обеспеченных Сталиным, Советский Союз успел подготовить экономику страны к переводу её на военные рельсы, а также сделать мощный рывок в развитии второй промышленной базы страны на Востоке, создать условия для быстрой и эффективной эвакуации промышленных предприятий из европейской части государства. Всё это позволило СССР выдержать удар 1942 года.

Сталин вынудил Британию и США стать нашими союзниками, создал условия для возникновения Антигитлеровской коалиции.

Да, всё это не спасло нас от катастрофы лета 1941 года. Но это помогло выстоять в 1941 году.

А поражений начала войны, надо признать, наконец, не быть не могло. Враг был объективно сильнее.

Во Франции не было "усатого тирана". Во Франции была образцовая демократия. Франция имела отмобилизованную, полностью укомплектованную и занявшую боевые позиции армию, с опорой на не идущую ни в какое сравнение с советскими укрепрайонами линию Мажино. Военная мощь Франции опиралась на высокоразвитую экономику, в том числе один из лучших в мире ВПК. В результате блицкрига немцы разнесли Францию в пух и прах за 45 дней.

Во главе Соединённых Штатов стоял не просто демократ, а выдающийся государственный деятель — Франклин Рузвельт. Начало войны — катастрофа Пёрл-Харбора. Затем четыре года тяжелейшей войны с маленькой Японией, для победы над которой США понадобилась помощь "дядюшки Джо" (как называли Сталина американцы).

В связи с этим только прожжённые демагоги способны утверждать, что если бы не Сталин, не подготовивший страну к войне, мы бы Третий рейх сокрушили без долгой и кровавой борьбы. СССР вступил в бой с объединённой в военном и экономическом отношении Европой во главе с Германией. Это было в прямом смысле слова нашествие "двунадесяти языков". С таким вызовом наша страна сталкивалась лишь в 1812 году. Тогда для победы над врагом пришлось даже оставить Москву. В 1941 году врага у Москвы остановили.

Игорь Шишкин.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments